Н.Н. Страхову, 29 апреля (11 мая) 1869 года
Н.Н. Страхову, 29 апреля (11 мая) 1869 года
Многоуважаемый Николай Николаевич,

После срока, Вами назначенного, прошло столько времени, и не только не видно денег, но и никакого известия. А известие мне теперь дороже всего: я ничего не могу предпринять, я должен ждать, и это меня совершенно связывает. Я здесь даже трачу втрое через это ждание: чтоб не возобновлять уговор с прошлой квартирой на месяц, я ее оставил, по моему мнению, дня на три, не больше, и вот теперь уже восемь дней плачу не помесячно, а поденно, что несравненно дороже. Так и во всех других расходах — и гадко и дорого, и предпринять ничего не могу. Обратись я просить денег к другим, придется опять три недели во Флоренции оставаться. Здесь же жара. Но главное — неопределенное положение. Что сделалось у Вас, ради бога, объясните. После такого твердого Вашего заверения — я рассчитал день и час моего выезда отсюда. Не больны ли Вы? Не ошиблись ли Вы в моем адрессе? Повторяю его: Italie, Florence, a M-r Theodore Dostoiewsky, poste restante.

He случилось ли чего неприятного с «Зарей»? Я не получил 4-го номера. Она-то почему не выходит? Величайшая просьба, многоуважаемый Николай Николаевич: напишите мне — ждать или нет? Напишите, пожалуйста, не медля ни минуты. По крайней мере, Вы мне руки развяжете.

Ваш весь Федор Достоевский.

Жена кланяется Вам. Не сердитесь, что я к Вам так пристаю. Уверяю Вас, что я в очень жестком положении. Но, главное, мне всё мерещится — не случилось ли чего у вас в редакции?

Всего только два слова ответа.
Н.Н. Страхову, 29 апреля (11 мая) 1869 года. Флоренция